Товарищ вампир. Октябрьская революция и СССР в Vampire: The Masquerade

Vampire: The Masquerade — Bloodlines

Вновь погружаясь во вселенную World of Darkness, мы предлагаем вам прочитать очередную статью из цикла рассказов о сеттинге Vampire: The Masquerade — на сей раз о теме как никогда нам близкой. 

Все материалы данного цикла отныне объединены единым тэгом для вашего удобства. Учтите, что для оптимального ознакомления читать их лучше всего в порядке выхода — в первой статье есть глоссарий с описанием значения всех терминов, а сама информация подаётся поступательно с расчётом на то, что вы уже знакомы с предыдущими выпусками.

Напомним, что мы продолжаем рассказывать о «Мире Тьмы» благодаря поддержке вкладчиков с Patreon и Boosty, за что хотели бы в очередной раз их поблагодарить. Именно вкладчики определяют, о чём мы будем писать в грядущих статьях, так что если и вы хотите повлиять на эти материалы — милости просим!

Не секрет, что подсеттинг Vampire: The Masquerade вселенной World of Darkness прочно переплетается с историей нашего мира. Почти все ключевые события, происходившие в прошлом, так или иначе сказывались и на вампирах, а зачастую были непосредственно связаны с их деятельностью. Кровососы не обошли стороной и становление Советского Союза, поучаствовав в Октябрьской революции. Погружаемся в клюквенный сок (нет, что вы, это не кровь!) вместе с вами.

Камарилья, как и почти все сородичи, видят себя отдельной от людей цивилизацией и не хотят иметь с источником пропитания ничего общего. Совместное существование на равных правах с каждым столетием видится многим чванливым кровососам всё более нелепой идеей — кажется, что чем старше вампир становится, тем более мелким животным в его глазах выглядит человек, пока не низводится до уровня аппетитной, но всё же тли.

Впрочем, идеи высокомерных вентру, безжалостных тремеров и других заплесневелых в собственных взглядах сородичей разделяют не все. Свободолюбивые бруха и поддержавшие их гангрелы питают к человечеству особую слабость, а различие во взглядах на этот (и не только) вопрос привело к тому, что движение Анархов раскололо некогда единую Камарилью, децентрализовав власть в вампирском сообществе.

Произошло это лишь в текущем тысячелетии, однако попытки перевернуть устои происходили и ранее. Одна из них — Октябрьская революция 1917 года, превратившая Российскую Империю в Союз Советских Социалистических Республик. И тут снова не обошлось без клана Бруха.

Во времена правления царей и императоров Россия находилась под безраздельным контролем вампирских князей, всегда находившихся близ аристократии. Всё изменилось с возникновением массового недовольства среди простого народа, поддержать который решились и другие вампиры — те, кто презирал жадных до власти сородичей и давно подумывал выбить из них дурь… особенно из Вентру.

Некоторые из них верили, что со временем можно создать место, где люди и вампиры смогут открыто жить, находясь в гармонии друг с другом. Впрочем, этой мечте было не суждено осуществиться — в 1926 году, после смерти Ленина, состоялся Четвёртый Съезд Революционного Совета, также известный как Совет Бруха, в ходе которого идея сосуществования с людьми была формально отброшена.

На пятом съезде, прошедшем в 1929 году, было решено сосредоточиться на создании идеального для вампиров общества. Про-человеческая фракция попыталась протолкнуть идею ответственности вампиров за отношение к людям как к равным, но она так и не прижилась.

В следующие десять лет внутренние чистки успешно искоренили эту группу, приговорив почти всех её членов к смертной казни за подстрекательство к мятежу или вынудив уйти в изгнание.

Однако нельзя сказать, что Бруха всецело контролировали Советский Союз. Вампиры существовали внутри Партии и представляли большую её группу, однако им всё же приходилось считаться со своими коллегами-людьми. Впрочем, с этим не было никаких проблем. Да, с некоторыми товарищами можно было встретиться лишь поздним вечером на Лубянке и это казалось странным, но никто не задавал никаких вопросов — цензура и террор являлись прекрасными инструментами для защиты Маскарада.

Вампиры Советского Союза не были отделены от Партии и не правили ею из тени — вместо этого они были частью огромной машины, осторожно подталкивая её в необходимую сторону. Влияние вампиров распространялось не извне, как в случае с Камарильей и её отношениями с монархиями в прошлом, а изнутри.

Существовавшее в СССР общество было идеальным для вампиров: концлагеря с бесконечным числом жертв для охоты, и автоматически соблюдающийся Маскарад. А смертные, угрожавшие сородичам, слышали стук в дверь в три часа ночи.

Часть смертных в Советском Союзе принималась во внутренний круг власть имущих вампиров. Такой чести, например, удостоился бывший разведчик Александр Алексеев, сыгравший важную роль в Карибском кризисе 1962 года. Формально Алексеев умер в 1989 году, на деле же вступив в ряды клана Бруха. В настоящее время он является одним из самых влиятельных анархов в Гаване, где его приняли как настоящего героя.

Советский Союз, слывущий самым успешным экспериментом в истории Бруха, стал настоящей кузницей кадров для анархов — из него вышло немало видных членов современного общества кровососов, но и врагов у них немало.

Так, например, в Тбилиси, являющимся убежищем для всех анархов, лучше не появляться бруха из «Советской России». Местные сородичи отделились от правящей ячейки СССР в 1978 году в ходе 52-го Съезда Революционного Совета и до сих пор точат зуб на своих бывших «коллег».

Увы, всему приходит конец, и этот эксперимент с идеальным обществом сородичей внутри тоталитарного строя не прожил долго (по меркам бессмертных), став жертвой индивидуальной жадности и глупых сентиментов. Кто-то захотел больше власти, кому-то понадобился титул Князя, а другие погрузились в бесполезные споры о роли людей в этом обществе. Когда Советский Союз начал рушиться, у вампиров не было прежнего единства и рычагов давления для удержания строя на плаву.

***

СССР, как и Карфаген в своё время, был настоящим раем для сородичей, но в куда больших масштабах. Местом, где вампиры могли жить, не боясь притязаний Камарильи или ужасов Второй Инквизиции, с которыми они столкнулись сейчас. Молодые кровососы, что строят свои владения на территории бывших советских республик, должны отдать дань уважения тем, кто проложил им путь.