«Как Deus Ex предсказал будущее» — ретроспектива от Kotaku


Предупреждение: если вы не играли в Deus Ex, но купили ее на распродаже в Steam и когда-нибудь хотите попробовать, то эта статья обрушит на вас такой многотонный автопоезд из спойлеров, что вам будет казаться будто вы Леонардо ДиКаприо в «Начале».

Знаменитая фраза, время от времени всплывающая на интернет-форумах гласит: каждый раз когда вы упоминаете Deus Ex, кто-нибудь снова устанавливает игру. Где-то, пытаясь продохнуть сквозь завалы моей комнаты/рабочего места/ареала обитания, лежит оригинальный диск Deus Ex, который я, повинуясь капризу, купил в 12 лет на карманные деньги. У меня были веские причины: я раньше не слышал об игре, но задняя обложка обещала мне пушки и заговоры, а у чувака на обложке были офигенные темные очки. Маленький Я возможно и не знал о банковских заговорах или о Трехсторонней Комиссии, но его можно было легко заманить в стан киберпанковых нео-анархистов парой очков Wayfarers и черным плащом.

Четырнадцать лет спустя, я не ношу поддельные очки RayBan и даже местные брикстонские наркодельцы не носят плащи. Ношение темных очков среди ночи вышло из моды вместе с Кори Хартом (или, как минимум, с Киану Ривзом). В Deus Ex были пушки, но даже для тех времён они были ужасно неудобными. Игра даже сама по себе выглядит не очень.

Так почему же я возвращаюсь к ней? Потому что если оставить в стороне более безумные теории заговора в игре, качество — предвидение — сюжета Deus Ex делают ее отличной игрой для того чтобы пройти в 2014 году — она будет пугать и выводить из колеи. Вернитесь к игре сегодня и поиски нано-аугментированного суперагента Джей-Си Дентона в попытке раскрыть глобальный заговор не выглядят ни на йоту устаревшими. Каким-то образом, всё выглядит злободневным: момент за моментом насмешливой политической философии о деньгах, здравоохранении, корпорациях, бедности, во время которых как током бьет и начинаешь думать «Стоп, когда-когда это написали?»

В отличие от новейшей игры серии — отличной Deus Ex: Human Revolution 2011 года — первый Deus Ex не тащит вас за ручку прямо к центру повествования. Вы не телохранитель и не доверенное лицо главы крупнейшей компании по созданию киберприращений, а ваша девушка не гениальный ученый, чьи исследования это ключ к продвижению человечества. В первой части серии вы, по сути, громила. Улучшенный генетически, эталонный громила нового поколения, да — но все равно не более чем раздающая пинки шестеренка в механизме правительства. Иди туда. Сделай то. Стреляй. Архетипный главный герой видеоигры.

Завязка игры намеренно притворяется что на руках у нас безупречный герой шутера. Только если вы замедлитесь и начнете читать газеты, публичные новостные терминалы и взломанную почту, то поймете насколько же на самом деле прогнил мир игры и чем дольше вы копаете, тем гнилее яблоко.

Первая миссия заканчивается допросом пойманного лидера террористов. Его группа украла поставку вакцины (называемой «Амброзией») от чумы, которая косит всех, кроме самых богатых (тех, кто может позволить себе лекарство). Ваше единственное задание — узнать куда террористы ее дели, чтобы вы могли ее вернуть.

«Молодец!» — говорит вам куратор в имплантат мозга, когда вы выполните задание. «Миссия окончена, возвращайся на базу».

Но если вы останетесь подольше, вы сможете спросить лидера террористов о его мотивах. В ответ вы получите слова, которые могли бы быть статьей в воскресной газете 2014 года. Этот парень, еще полминуты назад бывший целью антитеррористического рейда (и которого можно просто застрелить, если хотите, что расстроит начальство), внезапно разбрасывается фразами движения «Occupy Wall Street» («Никогда не интересовался почему автомобильные компании платят 2% налогов, когда парни, работающие у конвеера платят 40%?») и лозунгами в поддержку Wikileaks («Ты спрашивал, зачем все это? Слежка? Полиция? И это свобода?»). Не считая громоздких телевизоров с экранами 4:3 в штаб-квартире UNATCO, нет ничего в тематической природе Deus Ex, что состарилось бы хоть на день.

«Насчет вопроса о 99%, это забавно», — говорит ведущий сценарист Deus Ex, Шелдон Пакотти. «Я, наверное, всегда был популистом. Не могу сказать за остальную команду разработчиков, но даже до экономических ужасов нулевых я был обеспокоен незначительностью отдельных людей по сравнению с современными компаниями и правительствами. Тяжело быть владельцем собственной карьеры — и личности — когда даже не видишь лица людей, решающих, есть ли у тебя работа. Вы еще более отчуждены, когда решения — это на самом деле результат невозможно сложных макроэкономических процессов. Такой огромный масштаб — это прямой результат технологии».

Первый сюжетный поворот игры — это когда оказывается что Национальные Сепаратистские Войска (или NSF), которые вы храбро поливали свинцом, выступая за мировой порядок, на самом деле хорошие парни: обычные люди, вынужденные сражаться за свои жизни и средства к существованию, названные за это «террористами» своим же правительством. Мир, в котором они живут, оставил их позади, покуда богатые отнимают у бедных и нанимают людей вроде вас охранять неравенство.

Играя за Джей-Си вы видите обе стороны уравнения так, как не видит никто из персонажей игры: элита живет в красивых квартирах и поместьях (в которых вы совершаете кражи со взломом), в то время как Нью-Йорк заполнен больными и бездомными — живущими либо в плохих съемных комнатах обветшавшего отеля 'Ton, либо на заброшенных станциях метро. Приращения в Deus Ex — это большие технологические прорывы. Но чем больше вы обнаруживаете, тем быстрее понимаете, что вы один из немногих избранных, кто может ими воспользоваться. Против этих напуганных отчаявшихся людей ставят Терминатора. Как говорит беззащитный лидер NSF, прежде чем его уводят, чтобы больше его никто не видел: «И кто же здесь страшен, а? Я или ты?»


Разговор Джей-Си Дентона с лидером NSF

Один из самых известных интересных фактов о Deus Ex: если взглянуть на горизонт во время миссий в Нью-Йорке, башен близнецов на нем не хватает. Настоящая причина их отсутствия не очень интересна: что-то связанное с ограничением памяти. Поэтому, в мире игры башни были уничтожены террористами. Deus Ex вышел в 2000 году, за год до теракта 11 сентября.

Но игра делает более прямые предсказания о терроризме XXI века в самом первом уровне, в котором (до допроса лидера NSF), Джей-Си получает задание выкурить NSF из Статуи Свободы. Статуя сама была уничтожена до времени действия игры, были снесены голова и факел. Но ответственная группа — это местные террористы (Это ошибка автора статьи — по сюжету игры Статую Свободы разрушили не террористы, а UNATCO, подстроившая это как действия французских террористов, выводы можно сделать соответствующие — прим. пер.) и атака пропитана символизмом: в мире Deus Ex американский народ чувствует, что они подчинены богатой и коррумпированной элите, работающей против интересов рабочего человека. Их родные и близкие умирают в сточных канавах, а политики и их семьи получают вакцину. «Свобода» — это просто статуя.

«По-моему самым точным предсказанием игры было то, как устроен терроризм», — говорит Пакотти. «Начиная от идей миссий и заканчивая тем как персонажи планируют стратегию и изъясняются, игра драматизирует идею того, что в XXI веке войну будут вести символическими действиями. До 11 сентбяря, хоть терроризм и был в новостях, сама мысль что террористы могут разрушить большую достопримечательность вроде Статуи Свободы звучала натянутой, но теперь ясно, что современные войны это телесериалы, где обе стороны борятся за написание сценария. PR всегда был частью войны, но 24-часовые новости по телевизору и в Интернете сделали его главным полем боя».

Ответы сильных мира сего на терроризм в первом Deus Ex также до ужаса пророчески: обесчеловечивание врага. Первую четверть игры, Джей-Си работает агентом Анти-Террористической Коалиции ООН (UNATCO). Хотя можно играть скрытного, милосердного персонажа и быть помягче с врагами UNATCO, оперативники-ветераны будут вами недовольны и будут спрашивать, не тонка ли у вас кишка для этой работы.

«Террористы заминировали платформу и взяли заложников», — говорит ваша иногда-наставница, Анна Наварре о группе NSF, забаррикадировавшейся в станции метро. «Уведи заложников, если можно, но не забудь преподать NSF урок, что живые щиты не сработают против UNATCO».

Штаб-квартира UNATCO это дом разделённый. Вы можете свободно болтать с второстепенными персонажами, которые работают там между миссиями. Генерал Сэм Картер, ветеран войны, заведует арсеналом. Он не очень доволен тем, как миссия UNATCO управляется начальством, но подтверждает, что большинство людей, работающих в здании — как штатские, так и служивые — все «чистое золото».

Однако стоит зайти на нижний уровень UNATCO и вы обнаружите камеры заключения; в нескольких задержаны пленники из NSF. Вам запрещено с ними разговаривать (хотя вы можете), и, позднее, один из главных злодеев игры (сомнительный чиновник из правительства) прибывает, чтобы лично допрашивать их. Проследуйте за ним тайком до камер и посмотрите на «допрос» заключенных — которые, и это сказано прямо, граждане США, у которых есть семьи. Допрос начинается с пряников, переходит к кнутам и заканчивается убийством. Представитель правительства прохладно характеризует это как «ответ на угрозу». Доктрина администрации Буша и Чейни заложена в фундамент штаб-квартиры UNATCO.

«У нас, возможно, все не так плохо как в Deus Ex, но мы видим фантастические образчики беллетристики когда правительства ошибаются или перегибают палку», — говорит Пакотти. «У меня некоторая тревога за наше общество посещала в первые годы после 11 сентября, во время которых пытки, массовое наблюдение за гражданскими и игнорирование правовых гарантий считались необходимыми для борьбы с террором. Это история тоталитаризма, с любовью написанная Западом и предложенная бесплатно остальному миру».

Но если трактатом о терроризме Deus Ex предсказывал терроризм, возможно лучшим мерилом того, насколько все изменилось с выхода игры, служит тот факт, что массовое наблюдение за гражданским населением хоть и является фактом во вселенной игры, не заслужило чести быть большой частью сюжета. Всё почти полностью сведено к одному-единственному (довольно жуткому) пасхальному яйцу, которое легко вовсе пропустить, если не искать.

Где-то в середине игры, Джей-Си полуприглашен-полупохищен и приходит себя в тайном поместье иллюмината Моргана Эверетта. Это один из многих небоевых моментов Deus Ex. Задание Джей-Си — встретиться с Эвереттом, узнать о планах иллюминатов, потом встретиться со своим пилотом Джоком на вертолетной площадке и улететь на следующую миссию. Но если после встречи вы решите задержаться и слегка повынюхивать вы можете найти код к непробиваемой двери. За ней находится компьютер, на котором установлен искусственный интеллект по имени Морфей.

Морфей, как он представился главному герою, — устаревший прототип части сети ECHELON: гигантская, автоматическая система шпионажа, построенная перехватывать и анализировать телефонные разговоры, имейлы, факсы и другие формы связи по всему миру. В игре, Морфей был заменен более продвинутыми ИИ (Дедал, Икар и, возможно, Оракул). Теперь он хранится Эвереттом в качестве техно-курьеза, чтобы развлекать гостей. Его фокус — рассказывать людям истории из их жизни, находя их по цифровым отпечаткам, оставленным ими в сети.


«Люди испытывают наслаждение, когда за ними следят», — говорит он без эмоций. «Я записал как они улыбаются, когда я говорю им кто они».


«Некоторые люди просто не осознают опасности безраздельного наблюдения», — отвечает Джей-Си.

Это невеселое предсказание было написано в конце 90-ых, до Facebook, до Twitter, до приложений на смартфоне, которые записывают ваше местоположение при помощи GPS с вашего согласия. Что еще более жутко, Морфей отмахивается от циничного ответа Джей-Си («никто не станет поклоняться программному существу, смотрящего на них через камеру») как от наивного, говоря что «необходимость в наблюдении раньше удовлетворялась Богом» и что «человеческий организм всегда поклоняется. Сначала богам, потом славе: наблюдению и суждению других».

Это Морфей, выдуманный искусственный интеллект, предсказывает рожденный интернетом менталитет, который приводит к преследованию через Facebook и сделал Mail Online самой просматриваемой онлайн-газетой, в которой публикуются истории об интрижках звезд четвертой величины и целлюлите.


Диалог главного героя с Морфеем

«В этом диалоге с Морфеем, хотя я и представить себе не мог что нечто вроде Facebook было на горизонте, я начал прослеживать очень личную связь между людьми и „интеллектуальным анализом данных“ [Морфея]», — говорит Пакотти. «Я думаю, что есть фундаментальная человеческая нужда быть познанным, понятым и определенным на свое место. Даже в группе подростков на Facebook, это связано с уступкой власти, либо группе сверстников, либо нашим программным повелителям».

Будь эта статья написана десять лет назад, она была бы о войне и о том, насколько далеко может зайти теоретическое правительство будущего в номинальной защите Родины. В то время Deus Ex тоже был бы злободневным, но вместо всего этого мы бы говорили об улучшениях солдат через программу Future Soldier или об издевательствах над вражескими военнопленными и незаконной передаче, а не о массовой слежке или нарушении прав на частную жизнь.

Но даже после того как Гуантаномо-бей не закрыли, после того как термин «черный участок» закрепился в языке и теперь им бросаются в телесериалах, таких как «Чужой среди своих» и «Черный список», не доводя нас до тошноты, другие темы Deus Ex остаются актуальными. Герой, выступающий против многоголовой коррумпированной гидры с плазменными ружьями и ракетометами наперевес это все еще хорошая завязка для видеоигры, но именно фон всего этого — богатые, становящиеся богаче за счет бедных, недоверие правительству — вызывают резонанс как никогда. Что же изменилось за 14 лет? Чем бы стал Deus Ex, если бы его сделали сегодня?

«В мире Deus Ex нет чего-либо, что было в порядке», — говорит Пакотти. «Как и любая фикция, мир игры склонен преувеличивать — от ужасности кибернетических имплантов, до свирепости лабораторных мутантов — но когда я пытаюсь понять, что же абсолютно неправильно, я не могу толком понять».

«Проблема, на которой я сегодня заостряю свое внимание это падение экономической стоимости человека. Глобализация просто продолжает индустриальный поиск дешевых ресурсов и рабочей силы, как бы это не казалось разрушительно на Западе — и может продолжать в том же духе еще долгое время до даты событий Deus Ex. Куда более апокалиптичное же изменение — автоматизация. Средний класс исчезает, потому что заурядный человеческий интеллект, который ранее мог быть эффективен, скажем, организуя архивы, сейчас не так ценен, как ранее. Думаю, заговорщикам переосмысленного Deus Ex пришлось бы быть более внимательными к такому переходу».

«Тон идеи игры — внутреннее вооруженное восстание в США в наши дни смотрится как-то неправильно, но тем не менее такое же напряжение имеет место быть. Обвинения в заговорах между большим бизнесом и правительством, злость на США за то что те позволяют себе быть ведомыми другими странами, сильное социальное неравенство, вооруженные столкновения между владельцами ранчо и и правительством, сепаратистские движения (вроде недавнего в Колорадо)… небольшой сдвиг фокуса и будущее все же может оказаться таким, как в Deus Ex».


Перевод: RT, RPGNuke.ru