RеTроспектива: Обзор на Vampire: The Masquerade — Bloodlines


Выбирая имя своей новой компании, нужно делать это с должной осторожностью — как ракету назовете, так она и поползет. Тим Кейн, Джейсон Андерсон и Леонард Боярский — отцы «ролевой» классики в лице оригинальной Fallout — усвоили этот урок на собственной шкуре, когда основанная ими Troika Games закрыла свои двери после третьей выпущенной игры.

Её первый проект — культовая стимпанковская RPG Arcanum — является классикой жанра, да и у изометрической Temple of the Elemental Evil, основанной на популярном среди игроков в Dungeons & Dragons приключении, есть свои преданные фанаты. Что могло пойти не так, если студия закрылась после третьей игры? Эй, Activision, ты не хочешь выйти и рассказать классу, что пошло не так?

Да, господа, сейчас я буду гнуть классическую линию, обвиняя во всём корыстное издательство. Дорогостоящее производство, фактически отсутствующая маркетинговая кампания, ужасный выбор даты выхода (шутка ли, релиз состоялся в один день с Half-Life 2!) и крайне сырая версия игры, оказавшаяся на прилавках магазинов — всё это создаёт впечатление, будто кто-то специально саботировал выход Bloodlines. Тем не менее, проект не провалился в продажах, однако назвать его успешным довольно затруднительно. Как заявляли в последствие основатели Troika, все их игры приносили прибыль, но её было недостаточно для привлечения издателей, предпочитавших вкладывать средства во что-то более надёжное.


Vampire: The Masquerade — Bloodlines основана на настольной ролевой игре Vampire: The Masquerade от компании White Wolf, действие которой разворачивается в сеттинге The World of Darkness. Этот мир похож на наш (с поправкой на то, что нас перенесут в 90-е годы прошлого столетия), однако в нем наряду с обычными людьми водится самая разномастная мистическая... хрень. World of Darkness охватывает не только вампирскую тематику, здесь хватает и других ночных тварей — Werewolf: The Apocalypse повествует об оборотнях, Wraith: The Oblivion посвящена загробному миру, а Mage: The Ascension рассказывает о магах.

Честно говоря, глядя на количество сверхъестественных существ в этом мире, невольно задаёшься вопросом, как им вообще удается скрывать от людей кланы вампиров, стаи обращающихся в волков людей, ковены ведьм, периодически вылезающих из забвения призраков и даже мумий!

Несмотря на многообразие личин, которые поклонники настольных ролевых игр могли примерить в различных ответвлениях «Мира Тьмы», Vampire the Masquerade была самой популярной частью сеттинга. Она происходила из той забавной поры, наступившей после Энн Райс, когда вампиры стали больше объектами фантазии, чем ужаса, но всё еще считались довольно серьезными существами. В те времена люди не были до глубины души шокированы «Сумерками», на многие годы вперёд бросившими тень на загадочно-притягательный образ ночного кровососа.


Итак, вампиры существуют, а их общество разделено на несколько Кланов, выполняющих в игре роль классов. Тут вам и кровососущая прогрессивная молодежь, склонная к дракам и анархии; и таинственные красавцы, вьющие из людей верёвки; и маги-затворники, чьи кровавые ритуалы понятны только им самим. Кланы объединяются в так называемые Секты — политические организации. В Bloodlines главные роли играют три из них: цивилизованное сообщество вампиров в лице Камарильи, насаждающей свои законы и следящей за строгим их исполнением, кучка революционеров, называющих себя «Анархами» и желающих, чтобы «галстуки» оставили их в покое, а также Шабаш —группировка поехавших кровососов, не заинтересованная в сохранении Маскарада и стремящаяся вызвать Геенну, то бишь вампирский апокалипсис.

Здесь нужно сделать небольшую паузу, чтобы кое-что пояснить. Тот самый «Маскарад», вынесенный в подзаголовок названия ролевой игры, представляет собой некий свод правил, общий смысл которых сводится к тому, что вампиры должны жить в тени, храня своё существование в тайне от человечества. Это основное правило Камарильи, нарушение которого карается смертью.

Стоит отметить, что Bloodlines — не первая игра по мотивам Vampire: The Masquerade. Первопроходцем была партийная Action-RPG с подзаголовком Requiem, которая увидела свет в 2001 году и, несмотря на в целом неплохое качество исполнения, отличалась исключительной линейностью. Впрочем, были у неё другие проблемы. Например, определённое количество противоречий с оригиналом и полный отказ от системы правил «настолки».


Кстати, о ролевой системе. Она в Bloodlines достаточно самобытна и увязывает в узел несколько характеристик и способностей, которые, суммируясь, определяют показатель того или иного умения. Так, например, Сила и навык «Борьба» складываются в параметр «Рукопашный бой», а Интеллект и «Компьютеры» определяют уровень «Хакерства». Каждое умение персонажа зависит от одной из характеристики, к которой прибавляется одна способность. Просто, но крайне действенно и прозрачно, а главное логично и не притянуто за уши.

Отдельно хотелось бы упомянуть и полное отсутствие уровней — во все параметры игрок вкладывает сами полученные очки опыта, кои исчисляются не сотнями и тысячами, а единицами. Опыт игрок получает не за убийства мобов (за это вы как раз можете лишится пары бонусных очков), а за выполнение квестов. Помогли знакомому гулю наказать ограбивших его бандитов? Держите пять очков. Удалось ещё и похищенные деньги вернуть? Вот ещё парочка. Стоит ли говорить, что такая система превращает получение опыта из рутинной статистики в настоящее событие?

Особняком от навыков и характеристик стоят Дисциплины — вампирские суперспособности, активируемые вручную и требующие определённых затрат крови. К слову, последняя в Bloodlines, в отличие от многих других игр, повествующих про детей ночи, отображает не показатель здоровья, а своеобразную ману, расходующуюся на те самые Дисциплины.


Кроме того, кровь, пусть крайне медленно и незаметно, но уменьшается, так что изредка питаться всё же придётся, будь вы даже пацифистом. Пройти игру «без единого укуса», примерив на себя роль вампира-отступника, не пьющего крови из идеологических соображений, попросту не получится — если вы не будете кормить главного героя, он выйдет из под контроля и, озверев, сожрет кого-нибудь, кто первым попадётся под клыки. Естественно,  спонтанное пожирание людей на улицах города вредит Маскараду. Для такого рода «допущений» у игрока есть лишь пять пунктов, по истечении которых вам продемонстрируют экран «Game Over». Для любителей особого вампирского хардкора существует возможность играть представителем клана Носферату, уродливым членам которого во избежание нарушения Маскарада вообще противопоказано появляться на улице, а большую часть перемещений по городу лучше всего осуществлять через сеть канализационных тоннелей.

Всего на выбор дается семь кланов, состоящих в Камарилье: Бруха олицетворяют грубую и неотёсанную силу; Гангрелы — воины сродни животным; Носферату, скрывающиеся в тенях, но способные наподдать в ближнем бою; болтливые и безумные Малкавианы, также предпочитающие не попадаться на глаза; маги крови Тремеры; обольстители Тореадоры; и завершает список склонные к политике и интригам Вентру. Помимо различий в параметрах и Дисциплинах, у Кланов есть свои особенности, в зависимости от которых NPC будут относиться к персонажу игрока по-разному. Затворников Тремеров, а также уродливых и не менее замкнутых Носферату, не любит почти никто. Взамен на всеобщее презрение новоявленные вампиры получают особую поддержку со стороны соклановцев. Выражается это, в частности, в предоставлении особых апартаментов, которые недоступны при прохождении представителями иных Кланов.


Отдельного упоминания стоят Малкавианы, вампиры-безумцы, ставшие притчей во языцех среди поклонников жанра RPG. Что бы ни случилось, ни при каких условиях не играйте Малкавианом в первое прохождение. Но обязательно выберите для второго. Дело в том, что специально для полоумных кровососов все реплики протагониста в игре полностью изменены, и несёт наш герой такую ахинею, что зачастую вообще неясно, есть ли в ней какой-то смысл. Впрочем, особо внимательные игроки обязательно заметят, что Малкавиан не только извергает изо рта несусветную чушь, но и наперёд знает о многих сюжетных поворотах, частенько подкалывая высокопоставленных собеседников. Вот только понять это игрок в состоянии лишь уже зная контекст. Естественно, такие персонажи не могут обойтись без особого отношения со стороны NPC, ведь наш герой не только странно говорит, но и совершает другие необычные вещи: ругается со знаком STOP и слушает анекдоты, рассказанные телевизором. И если обычные вампиры смотрят на героя как на психа, то более высокопоставленные и мудрые сородичи зачастую выказывают куда большее уважение, нежели персонажу, принадлежащему к другому клану. Конечно же, неспроста.

И раз уж мы упомянули диалоги, нельзя не отметить, что они в игре просто великолепны на всех уровнях, будь то текст или озвучивание. Персонажи говорят голосами известнейших в игровой индустрии лицедеев. Фил Ламарр, Робин Аткин Даунс, Джон Димаджио, Грей Делайл, Фред Таташор, Стив Блум и многие другие — всем им достались поистине колоритные и незабываемые герои.


Отходя от художественной ценности диалогов и уникальности встречаемых в игре вампиров и людей, нельзя забыть о, пожалуй, самой слабой стороне Vampire: The Masquerade — Bloodlines. Речь пойдёт о боевой системе, и тут, по правде говоря, особенно не о чем поведать. Сражения в игре, хоть отчасти и подчиняются воле цифрового кубика, выполнены в реальном времени. Рукопашная их часть не балует разнообразием приемов и понятия не имеет, что такое «комбо», а огнестрельная и вовсе начинает работать как надо только после того, как вы вложите в неё уйму ценных очков опыта, пройдя сквозь череду страданий и отстреленных пальцев ноги.

И если поначалу всё это не является для парламентёров и любителей скрываться в тенях серьёзной проблемой, то игровой эндшпиль поможет ощутить все прелести апокалиптических масштабов дисбаланса. Финальные главы основного сюжетного квеста представляют собой череду схваток с различными боссами, в промежутке между которыми вам предстоит сделать несколько марш-бросков по локациям, населённым враждебно настроенными NPC. Неподготовленный к бою герой мог познать все муки ада, на практике убедившись в том, что холодное оружие — единственный верный способ борьбы с себе подобными.

В завершение и без того затянувшегося монолога можно было вспомнить о технических проблемах игры, если бы не одно «но» (точнее, парочка): существует целых два конкурирующих фанатских патча для Bloodlines, которые избавили игру от всех возможных багов и проблем. Unofficial Patch от Wesp позволяет себе множество авторских вольностей, а также добавляет вырезанный контент, в то время как TruePatch за авторством Tessera полностью верен оригиналу, однако уже давно не обновлялся. Кроме того, до сих пор живо обширное сообщество создателей модификаций, ведь с Half-Life 2 игру роднит не только дата выхода, но и лежащий в её основе движок Source.

Подводя итог, не могу не отметить, что Vampire: The Masquerade — Bloodlines лучше любой другой RPG отражает поговорку о неогранённом алмазе.

Del-Vey, 06.06.2016 14:42