Жизнь Криса Авеллона после Obsidian

Крис Авеллон начинал в Blask Isle Studios, а его первым серьёзным проектом стала Fallout 2. В дальнейшем он прославился как человек, ответственный за Planescape: Torment, а также один из сооснователей Obsidian Entertainment. Сейчас, после своего ухода с поста креативного директора, он не расслабляется, попивая пиво у бассейна, а с головой погружается в любимую работу, которой был почти лишён из-за многочисленных обязанностей, сопутствующих руководящей должности.

«Я люблю писать для компьютерных игр. Люблю прорабатывать их дизайн», — говорил Крис на конференции Reboot Develop. — «Чем я теперь и занимаюсь целыми днями, едва успев вылезти из кровати. Я не одеваюсь, не принимаю душ, я просто без лишних движений принимаюсь писать. Разумеется при разговорах по Skype я не включаю вебку. Через 11 часов я отправляюсь спать с мыслями о том, какой же продуктивный это был день».

«Для меня наиболее ценно то, что сейчас я впервые в своей жизни могу полный рабочий день исключительно писать и дизайнить, не отвлекаясь на то, что мне не интересно», — добавляет он.

«Я никогда не осознавал как много времени у меня отнимала дорога до работы, все эти организационные собрания, управление студией. Когда я это понял, мне пришлось тяжелее, чем когда мне рассказали, что ради сосисок люди убивают поросят».

При работе над сеттингом Крис пишет короткие рассказы, но, по его собственным словам, у него никогда не получалось писать в крупной форме:

«Я совершенно не понимаю как писатели создают свои романы. В них огромное количество подвижных деталей и сложнейшая структура. Я пытался написать однажды роман, но намертво застрял на последних шести главах, совершенно не понимая как связать всё воедино».

Крис приводит в качестве примера «Песнь Льда и Пламени», где Джордж Мартин начинает сталкиваться с теми же проблемами, а люди помогают ему отслеживать все связи, сортируя информацию на Вики.

«В Bethesda упоминали… Думаю я не должен об этом рассказывать, но они говорили: „Мы больше не отслеживаем все связи в наших играх, мы просто заходим на Вики и разбираемся, что с чем связано. По сути, это можно назвать нашим диздоком на данный момент“».

Теперь, когда Крис Авеллон целиком и полностью посвятил себя творчеству, он больше не думает об управлении какой-либо студией.

«Был у меня такой соблазн, но сразу возникает куча проблем. Ты должен нанять правильных людей, ты должен создать собственную компанию и когда у тебя уже всё готово чтобы творить, ты просто погрязаешь в управлении и не занимаешься тем, что тебе действительно хочется».

«Всё, что я хочу — это работать в компаниях, где уже всё сделали за меня и ни за что не нужно отвечать, где я могу просто посвятить себя творческому процессу».

Но даже с творческим процессом могут быть проблемы, как, например, при создании Star Wars: Knights of the Old Republic II.

«Я должен был мыслить как Джордж Лукас и… писать как он».

«Ты должен понять, как владелец франшизы пишет и думает, ты должен делать это так же, как он. Ты не можешь просто придумать свою оригинальную идею, сперва нужно убедиться, что она хорошо согласуется со всем остальным».

Тем не менее, даже из этого правила есть исключения:

«Не думайте, что невозможно привнести своё видение в уже готовую франшизу, это чушь. С FTL у меня почти не было никаких вопросов, я просто наслаждался проработкой рас и случайных встреч».

«Забавнее всего было придумывать случайные встречи с представителями расы слизней, так как все они крайне эгоистичны и эгоцентричны. Но когда я работал со Star Wars, у меня возникло огромное количество вопросов и я несколько разочаровался в этой франшизе, что отразилось в некоторых моих персонажах».

Как утверждает Крис, популярные франшизы и избитые сюжетные ходы могут сильно мешать творческому процессу:

«„Зачем в этой игре полурослики? Зачем в ней хоббиты?“ — „Ну, потому что это Толкин. Это поможет нам повысить продажи“».

«Иногда хочется схватить такого парня за воротник и спросить „Ты вообще знаешь, что такие, как ты, сделали с компьютерными играми за всё время их существования?!“ Типа „ой, я кровавый эльф и я могу делать всё, что захочу, и всё, к чему я прикоснусь, воплощается в реальности“. На хер кровавых эльфов».