Что произошло после событий Vampire: The Masquerade — Bloodlines

Vampire: The Masquerade — Bloodlines 2

Анонс Vampire: The Masquerade — Bloodlines 2 шокировал и обрадовал нас, однако за прошедшие пятнадцать лет мир кровососов радикально преобразился. Изменения произошли не по щелчку пальцев авторов новой редакции правил настольной системы, а стали результатом эволюционного развития сеттинга и были аккуратно вписаны в хронологию игрового мира. Именно об этом мы решили рассказать вам в материале, подготовленном при поддержке наших вкладчиков с площадки Patreon. Если вы тоже хотите участвовать в выборе тем для наших статей — милости просим.

Vampire: The Masquerade — Bloodlines была частью масштабного проекта, призванного закрыть оригинальный Мир Тьмы, чтобы дать ему новое начало. Для этого разработчики привели в движение механизмы конца света, уникального для каждого типа сверхъестественных существ. У оборотней это был Апокалипсис, вампиры же называли его Геенной, но суть была одна — всем обитателям Мира Тьмы приходил конец. Впрочем, инициатива провалилась, а Vampire: The Requiem и другие линейки пришлись поклонникам не по душе. Именно поэтому новая, перезапущенная версия (далее — V5) культовой ролевой игры вновь носит подзаголовок The Masquerade — она не переосмысляет, а продолжает ход времени оригинальной вселенной.

Это как минимум означает, что все события культовой компьютерной RPG Bloodlines являются частью канона, равно как и её харизматичные персонажи. Многие из них до сих пор живут и здравствуют, а некоторые даже процветают, имея все шансы заглянуть на огонёк в Vampire: The Masquerade — Bloodlines 2.

Предлагаем вам разобраться с тем, что происходило в Мире Тьмы после событий культовой видеоигры, как поживают наши старые знакомые и что стало с локациями, где разворачивалось действие.

Vampire: The Masquerade — Bloodlines

Глоссарий

Для начала освежим в памяти терминологию. Впрочем, если вы помните все названия, можете пропускать эту часть и переходить к главе «Мир».

  • Каин — первый вампир, братоубийца, получивший проклятие вампиризма в «награду» за убийство Авеля.
  • Антедилювианы — древнейшие вампиры, от которых пошли тринадцать кланов. Это кровососы, пережившие библейский Великий Потоп. Они принадлежат к третьему поколению вампиров. В российском сообществе они также известны как Патриархи.
  • Сородичи — так в мире World of Darkness вампиры называют друг друга. В тексте будет встречаться другое самоназвание — каиниты.
  • Объятие — обращение в вампира.
  • Геенна — согласно поверью, вампирский апокалипсис, ознаменующий конец всех каинитов.
  • Традиции — перечень обязательств и свод правил, регулирующих деятельность сородичей, являющихся частью Камарильи.
  • Маскарад — одна из Традиций, согласно которой мир смертных не должен знать о существовании кровопийц. За нарушение Маскарада полагается окончательная смерть.
  • Камарилья — организация сородичей, следящая за соблюдением Традиций и Маскарада. Фактически, вся её деятельность построена на контроле вампиров с целью сохранения секретности Мира Тьмы, однако политические амбиции членов Камарильи давно вышли за её пределы. В настоящий момент Камарилья больше похожа на правительство. В её состав официально входит шесть кланов из тринадцати. Седьмой клан, Гангрелы, вышел из Камарильи в 1999 году. Официально организация не признаёт существование Каина и Антедилювианов.
  • Шабаш — свободная организация каинитов, отвергающих заветы Камарильи. Их лидерами являются кланы Ласомбра и Тзимици. Шабашиты убеждены, что вампиры должны править людьми, которые для них не более чем скот. Они также верят, что являются Мечом Каина, своеобразной армией, целью которой в ходе будущей Геенны станет уничтожение Антедилювианов. Шабашиты — социальные дарвинисты и главные враги Камарильи.
  • Анархи — внутренняя оппозиция Камарильи, фактически, фракция внутри фракции. Это своеобразная «партия» вампиров, отвергающая статус кво сообщества каинитов. Члены анархического движения не считают необходимым почитать старейшин и не желают подчиняться Камарилье, навязывающей сородичам свои правила. Анархи не враждуют с Камарильей в открытую, однако напряжение между сторонниками двух идеологий частенько выливается в конфликты. Среди Анархов традиционно много представителей клана Бруха.
  • Князь — правитель домена сородичей, официальное лицо и представитель власти Камарильи. Домен обычно соответствует географическим границам населённого пункта.
  • Слабокровные — вампиры 14-го и 15-го поколений, которых могущество крови Каина почти не коснулось из-за удалённости линии крови. Стоит отметить, что лишь половина сородичей 14-го поколения состоит из слабокровных. 15-е же поколение представлено ими на сто процентов. Слабокровных вампиров презирают и стремятся уничтожить, поскольку они в каком-то смысле ослабляют всю расу каинитов.
  • Диаблери — ритуал, в ходе которого один сородич досуха осушает другого, поглощая его силу. Таким образом, вампир десятого поколения может осушить вампира девятого, став ближе к Каину по родословной. Тем самым он повышает свой «ранг» в линии крови, становясь сильнее. Среди вампиров Камарильи Диаблери считает ужасающей мерзостью, находящейся примерно на уровне человеческого каннибализма.

Мир

World of Darkness

Cамым важным глобальным событием сверхъестественной вселенной в промежутке между Bloodlines и V5 можно считать возникновение мистического Зова, что манит всех вампиров девятого поколения и старше в Среднюю Азию. Кровососы вынуждены сопротивляться этому явлению, но большая их часть рано или поздно сдаётся. Природа Зова до сих пор остаётся загадкой.

Почти все самые сильные и могущественные вампиры уже отправились в путь, бесследно исчезнув. Это привело к тому, что ведущие роли в текущей политике Камарильи взяли на себя более молодые кровососы, которым для создания потомства более не было необходимости получать разрешение от старших сородичей. В долгосрочной перспективе это привело к распространению слабокровных, ранее нещадно уничтожавшихся полноценными вампирами.

По всему миру существуют сотни, а может и тысячи таких сородичей, которые теперь составляют отдельную группировку, не являющуюся одним из кланов. Несмотря на наличие у них недостатков, есть и заметные преимущества. В частности, слабокровные сохранили куда больше человечности, чем другие вампиры, они могут полноценно принимать пищу и заниматься сексом, а некоторые из них даже способны находиться на солнце.

Диаблеры

Кроме того, ощутив ослабление внимания Камарильи из-за массовой «утечки кадров», многие молодые сородичи отважились совершать Диаблери — ритуал, позволяющий обрести силу другого кровососа. Несмотря на то, что Диаблери среди сородичей является страшнейшим грехом, многие их сотни были совершены после возникновения Зова.

Увядание

Впрочем, желание усилить свои позиции в мире, где старейшие вампиры покидают свои домены, было не единственной причиной прибегать к Диаблери. Сородичи стали подвергаться эффекту так называемого Увядания, процесса, который ведёт к ослаблению кровососов. Сначала он охватывает старейших, постепенно переходя на более молодые поколения. Причины возникновения Увядания никому не известны, однако некоторые сородичи связывают его (а заодно и Зов) с возможным наступлением Геенны.

Первыми симптомами является заметное усиление способностей крови, однако вскоре процесс обращается вспять и силы вампира покидают его. В какой-то момент каинит и вовсе теряет способность использовать дисциплины — его кровь исчезает, но ничего не происходит.

Со временем вампир полностью утрачивает свои способности и даже не может регенирировать, получая урон. Единственный способ обратить Увядание вспять — прибегнуть к Диаблери. Но даже этот метод даёт лишь временный эффект.

Что интересно, на Носферату увядание оказывает неожиданный эффект — они постепенно приобретают всё более человеческие черты лица. Иными словами, становятся симпатичнее.

Война Геенны

Война Геенны

Согласно исследованиям, которые провёл наш старый знакомый Бекетт, «геенноподобные» события цикличны и неоднократно происходили в ходе истории.

Новый виток произошёл в нулевые годы, когда Зов увёл всех старейших вампиров в Среднюю Азию. Представители Шабаша, убеждённые в том, что их старейшины отправились на войну против антедилювианов, организовали масштабный исход в Среднюю Азию и восточную Европу, чтобы помочь им в борьбе. Массовый наплыв шабашитов, нарушающих границы доменов Камарильи, привёл к началу открытого столкновения, которое разгорается всё сильнее. Так началась Война Геенны.

Лос-Анджелес

Vampire: The Masquerade — Bloodlines

После гибели князя Себастьяна ЛаКруа город вернулся к тому, каким был до его воцарения — там превалируют Анархи и правила Камарильи более не являются законом, однако ситуация серьёзно осложнилась из-за большого количества случаев нарушения Маскарада.

Находясь под прицелом других вампиров, многочисленные слабокровные начали нарушать маскарад, раскрывая себя людям. В частности, некоторые из них попытались привлечь на свою сторону местную полицию, разоблачая многочисленные преступные манипуляции кланов Камарильи и предлагая свою помощь.

Часть слабокровных организовала в Лос-Анджелесе религиозную группу под названием Святые, члены которой раздавали на улицах листовки, в которых было сказано, что Библия была написана сородичами для сородичей, да и повествует она, как нетрудно догадаться, также о сородичах.

Себатьян ЛаКруа
Себастьян ЛаКруа собственной персоной.
Впрочем, в Лос-Анджелесе до сих пор хватает сторонников ЛаКруа, которые считают, что одиозный князь был прав в своих действиях и мог удержать город от захлестнувшей его волны хаоса, если бы не погиб. Часть из них и вовсе полагает, что именно гибель Себастьяна спровоцировала большую часть проблем.

После смерти ЛаКруа в финале Bloodlines Лос-Анджелес отошёл под управление другого правителя, Тары Кирни, бывшего анарха из Сан-Диего, а после — верного служителя Камарильи.

Впрочем, правление Тары было недолгим — с её существованием покончила группа слабокровных во главе с Дженной Кросс (о ней — далее по тексту). В ходе состоявшейся не вершине небоскрёба перестрелки Тара была обильно нафарширована свинцом, что привело к фатальному падению с крыши.

Зарождение Второй Инквизиции

Помните религиозных фанатиков из Общества Леопольда, так и мечтавших расправиться с нами в Vampire: The Masquerade — Bloodlines? Тех самых ребят, чья вера была настолько сильна, что наделяла их сверхъестественными способностями? Не прошло и пары сотен лет как они додумались до более эффективных методов работы.

Папа Римский Франциск не только организовал создание тайных армий для уничтожения вампиров, но и объединил усилия с многочисленными спецслужбами по всему миру. Большая их часть лишь недавно узнала о Мире Тьмы.

Существование Второй Инквизиции является тайной даже в рамках правительственных организаций, из которых рекрутируются агенты. Большая часть рядового персонала считает, что удары наносятся по террористическим ячейкам, наркокартелям и другим преступным организациям. Все эти операции проводятся под руководством внутриведомственного агентского объединения под названием «Первый Свет», а их деятельность держится в тайне не только от общественности, но и от вышестоящего руководства. Это граничит с паранойей, но «Первый Свет» считает, что официальное правительство может быть скомпрометировано и в тайне подчиняется вампирам.

В то же время слово «вампир» не используется в официальных брифингах. Вместо этого агенты называют их Пустотелыми, что является референсом в сторону низкой температуры кровососов.

Первый удар Инквизиции и Падение Тремеров

Вторая Инквизиция

В 2008 году объединённые силы USSOCOM, тайной службы Ватикана, ЦРУ и нескольких бразильских отрядов охотников за нечистью провели операцию в Вене, где располагалась штаб-квартира клана Тремер. Под предлогом борьбы с силами ИГИЛ отряды специального назначения уничтожили Венскую часовню вместе со всей верхушкой клана кровавых магов. Аналогичные операции были проведены в Лондоне, Париже, Марселе и Лас-Вегасе. Все четыре города были в значительной степени зачищены от вампирской активности в течение трёх месяцев, погибло свыше тысячи сородичей.

В ходе чётко скооперированных операций многие кровососы были захвачены в плен и помещены в секретные лаборатории, где учёные Ватикана и ЦРУ проводят опыты для поиска уязвимостей вампиров.

Клан Тремер практически прекратил своё существование, а его члены разделились на многочисленные группировки, с недоверием относившиеся друг к другу. Многие из них подозревали, что в ряды сородичей затесались предатели.

Вторая Инквизиция

И без того ослабленные исчезновением старших вампиров, кланы были шокированы слаженностью направленных против них действий. Сразу после этого коммуникации между доменами вампиров почти полностью прекратились из-за риска раскрытия, превратив сообщества сородичей в изолированные друг от друга анклавы.

Камарилья наложила запрет на любые электронные коммуникации между сородичами, вампирам запрещалось связываться друг с другом через интернет и мобильную связь под угрозой организации Кровавой Охоты на тех, кто рискнёт пренебречь новым правилом и будет уличён.

Пострадал и Шабаш, потерявший в результате зачисток большое количество цитаделей. В качестве ответных мер члены Шабаша организовывали террористические атаки, устраивая настоящие кровавые бани в различных доменах.

Вампиры потеряли доминирующее положение в мире и для выживания должны держаться за Маскарад ещё сильнее, чем раньше.

Отделение Анархов от Камарильи

Анархи

Вслед за объявлением нового эдикта, согласно которому сородичам запрещены электронные коммуникации, был объявлен сбор первого за века глобального конклава. Один из них состоялся в Чикаго, крупнейшем в США домене Камарильи, второй прошёл на нейтральной территории — в Праге.

Пражская Конвенция едва не привела к гражданской войне, поскольку представители движения Анархов обвинили элиту Камарильи в возникновении Второй Инквизиции. По словам лидера Анархов, именно вмешательство Камарильи в политику и попытки влиять на национальные и федеральные правительства привлекли к вампирам ненужное внимание со стороны могущественных спецслужб.

В ответ на эти обвинения представители Камарильи выдвинули свои — согласно их версии, внимание к активности каинитов привлекла беспечность, с которой Анархи и многочисленные неофиты пользуются средствами электронных коммуникаций для связи между собой.

Тео Белл, теперь уже бывший Архонт Бруха.
Конвенция закончилась настоящим хаосом — Архонт Бруха Тео Белл, долгие годы служивший Камарилье верным боевым псом, казнил своего прежнего господина на глазах шокированной толпы, невольно став мессией для Анархов. Согласно официальной версии, он «устал гнуть спину перед благородными».

Впоследствие движение было исключено из Камарильи. Отныне Анархам, равно как и слабокровным, не рады в их владениях. Гонениям подверглись даже относительно молодые сородичи — все вампиры 13-го поколения и младше отныне официально находятся вне зоны влияния и защиты Камарильи.

Сотни представителей клана Бруха, уставших от вечного надзора и контроля, вдохновились примером Тео свергали князей в своих доменах, формируя бастионы Анархов бок о бок с Гангрелами.

В какой-то момент казалось, что вот-вот начнётся война, однако этого не произошло. В конце-концов отвергающие власть Анархи согласились поддерживать одну-единственную Традицию — Маскарад. Был установлен шаткий мир, однако напряженность нарастает.

Камарилья установила так называемый «второй маскарад», заявив, что её члены обязаны разорвать все связи с непосвященными сородичами.

Несмотря на свой поступок, Тео Белл, бывший лоялист Камарильи, стал связующим звеном между ней и Анархами, формально не присоединяясь к последним. Популярность и авторитет позволили ему занять нейтральную позицию, а его суждения непререкаемы, поскольку теперь всем известно, как сильно он"не терпит дерьма на собраниях".

Улыбчивый Джек

Улыбчивый Джек

Будучи одним из самых ярких и любимых поклонниками персонажей Bloodlines, Джек являлся частью Мира Тьмы задолго до появления игры, однако именно в ходе её сюжета проявилась его связь с куда более таинственными материями. Вполне вероятно, что именно события в Лос-Анджелесе привели бывшего пирата к серьёзным изменениям и особой заинтересованности в вампирской мифологии. После гибели ЛаКруа Джек отплыл в Восточную Африку, а по возвращении в город ангелов стал пророком Геенны, посвятив себя её наступлению. Согласно верованиям сородичей, во время Геенны должны пробудиться вампиры третьего поколения, которые пожрут всех своих потомков.

Вернувшись в Лос-Анджелес, Джек встретил смертную женщину по имени Дженна Кросс, на теле которой он заметил родимое пятно в форме полумесяца. Именно этот факт заинтересовал Джека, поскольку в древних книгах и других материалах о Геенне, которыми обладали сородичи, упоминалась некая «последняя дочь Евы», отличительной чертой является именно такая родинка. Согласно мифологии вампиров, она должна была стать важнейшим элементом прихода Геенны, без которого та может и вовсе не наступить.

Вампирша

Первоначально Джек сделал Дженну своим гулем, однако в дальнейшем в его планы вмешалось Увядание. В результате его воздействия Кросс неведомым образом была обращена в слабокровного вампира, не будучи объята. Это окончательно убедило Джека в том, что Дженна является той самой последней дочерью Евы.

Со временем Кросс возглавила слабокровных Лос-Анджелеса, а затем низвергла нового князя города, пришедшего на смену ЛаКруа. Чем более важную роль играла Дженна в вампирской политике, тем больше сородичей пыталось манипулировать ей. Одним из советников девушки стал носферату по имени Окулос, в прошлом друг и соратник, а ныне злейший враг небезызвестного Бекетта. Окулос плёл заговоры, создавая видимость того, что Беккетт планирует убийство Дженны, и это сильно не понравилось Джеку, видевшему коварного вампира насквозь.

В 2005 году, в попытке убить носферату, оставшись с ним наедине, Джек узнаёт, что Окулос подготовил материалы обо всей деятельности слабокровных и Дженны, которые попадут в руки Камарильи, если с ним что-то произойдёт. Чтобы не подвергать Дженну и их движение опасности, Джек позволил Окулосу убить себя.

Бекетт

Бекетт

История ещё одного любимчика публики, появившегося задолго до релиза Bloodlines и продолжающего оказывать влияние на Мир Тьмы, оказалась куда запутаннее. Часть материалов, связанная с наступлением Геенны, была вычеркнута из канона для возрождения оригинальной Vampire: The Masquerade, так что мы приведём лишь общую информацию, которая так или иначе находит подтверждение в V5.

Согласно книге Beckett’s Jyhad Diaries, Бекетт был крайне заинтересован в слабокровных и их движении в Лос-Анджелесе, однако основной его работой было исследование истоков мифов о Геенне. Завладев собственным частным самолётом, учёный-гангрел путешествовал по миру в поисках информации о древних сородичах, включая Дракулу и Бабу-Ягу (да, согласно лору Vampire: The Masquerade, Баба-Яга — древний носферату — прим.).

Жанетт и Тереза Воэрман

Жанетт и Тереза Воэрман

Авторам Мира Тьмы пришлось выбирать, какой из финалов взаимоотношений двух сестёр им следует считать каноничным, и остановились они на самом счастливом. Жанетт и Тереза примирились и приняли друг друга, однако публично играют свои прежние роли, делая вид, что между ними вражда.

Сёстры продолжили развивать клуб Asylum, и теперь это целый бренд с сетью ночных заведений по всей Америке. Кроме того, их филиалы есть в Европе и Азии. Лично Тереза и Жанетт руководят лишь двумя клубами — в Санта-Монике и Голливуде, однако они выработали правило, согласно которому каждая из них появляется только в своём заведении, никогда не посещая клуб сестры.

После событий Bloodlines Жанетт сблизилась с Анархами, в то время как Тереза продолжает сотрудничать с Камарильей. Всё это, впрочем, не мешает сёстрам извлекать выгоду из общения со всеми группировками. И лишь приближённые к близняшкам члены клана Малкавиан знают тайну их личностей, живущих в одном теле.

Найнс Родригез

Найнс Родригез

После гибели ЛаКруа мало что изменилось для Найнса. Он по-прежнему в Лос-Анджелесе, он всё ещё борется против Камарильи и до сих пор верит в то, что один сородич не должен править другим. Найнс отказывается принять официальный титул руководителя Анархов, однако к нему прислушиваются, а сам он всегда готов помочь, если дело касается свободы вампирского сообщества Города Ангелов от манупуляций Камарильи.

Впрочем, кое-что для героя всё же изменилось. Поклонники Мира Тьмы оказались правы, Найнс — это прозвище. Настоящее имя Родригеза — Армандо.

Живите теперь с этим.