Первый взгляд на Skyrim

Когда Тодд Говард рассказывает о The Elder Scrolls 5: Skyrim, есть две вещи, заставляющие меня трепетать. Первая — это долгий поток подтверждений того, что все, что я любил в The Elder Scrolls 4: Oblivion возвращается. Вторая — это долгий поток подтверждений того, что они хотя бы пытаются исправить то, что я ненавидел.

«У нас был длинный список вещей, которые мы знали что сможем сделать в текущем поколении», говорит Говард. «Мы переписали весь рендерер, квестовую систему, диалоги. Когда мы закончим, весь геймплей и все графические системы в нашем движке будут переписаны».

Конечный результат не выглядит неузнаваемо, по сравнению с предшественником. В Skyrim много от Oblivion, и меньше от The Elder Scrolls 3: Morrowind, чем хотелось бы некоторым. Но в основном, выглядит игра как увлекательный новый мир, созданный умными людьми, слушающими свою аудиторию.

Skyrim начинается с того, что вас, пленника без предыстории, как и во всех играх серии Elder Scrolls, ведут на собственную казнь. Когда закончится введение, вы будете исследовать заснеженную горную провинцию, в честь которой названа игра. Также душу вам будет греть знание того, что вы — последний Драконорожденный, которому судьбой предназначено спасти мир от нападающих драконов.

Демо, в которое играет Тодд начинается чуть позже, на полной елей дикой местности, которую огибает извилистая река. Темные горы виднеются вдали. Довольно крутые. Мне не кажется, что на них можно выкинуть тот же трюк, что и в Oblivion, кастанув на себя заклинание парализации и соскользнув с вершины до самого низа, и при этом выжить.

Чертовы нападающие драконы: Тодд бежит к обочине дороги и собирает цветы. Сбор цветов вернулся! Вот, это единственное подтверждение, которое мне было нужно.

Бандиты тоже вернулись, и впереди один из них, с мечом и щитом.

В Oblivion ближний бой был нелепой долбежкой, в которой не чувствовалось, что люди бьют друг друга смертоносным оружием, а не подушками. Бои в Skyrim более тактические, Тодд и враг очень много пользуются щитами. Как минимум, это брутальнейшие бои в истории Elder Scrolls. Когда удары достигают цели, полно брызг крови, а когда происходит автоматическое добивание, персонаж Тодда мечом пронзает неудавшегося грабителя в грудь. Это одна из десятков анимаций, созданных чтобы придать битве больше драматичности.

Идя дальше по дороге, Тодд прибывает в Ривервуд, деревню лесозаготовщиков. У мельницы человек по имени Нод грузит бревна на машину, распиливающую их надвое. Суть в том что каждый NPC должен что-то делать, когда вы их находите, не просто спать или болтать на улице. И, как говорит Тодд, все что они делают, вы также можете делать. Если хотите, можете присоединиться к Ноду у мельницы. Через некоторое время мы проходим мимо женщины по имени Сигрид, подметающей крыльцо. Так что, я тоже могу подметать? Есть подметательная мини-игра? Я так и не спросил.

Если не хочется рубить дрова на траве двора, можно разрушить индустрию города. Тодд объясняет, что сделав это мы повлияем на местную экономику, и, хотя они все еще разрабатывают степени последствий, на данный момент отсутствие древесины в Ривервуде означает то, что стрелы вам там не продадут.

В местном магазине Тодд находит Лукана Валериуса, спорящего со своей сестрой Камиллой. Это мой первый шанс услышать диалоги в игре, и они многообещающи. Голоса совершенно не похожи на тех четверых ребят, озвучивших Oblivion — показатель того что Bethesda выполнили свое обещание не использовать тех четверых снова.

«В конце концов суть во времени и деньгах», говорит Говард, «и мы тратим больше времени и больше денег [на озвучку]». 

Лукан объясняет что воры украли Золотой Коготь, семейную реликвию. Тодд соглашается вернуть ее, и Камилла вызывается проводить его до окраины города, чтобы указать направление.

Это одна из ситуаций, где в игру может вступить новая система Radiant Story. Если Лукан был убит, то квест вам даст его сестра. В других квестах может измениться местонахождение, сам предмет, все что может сделать приключение более личным.

Тодд карабкается, пока ему не открывается вид на Глотку мира, одну из самых больших гор в Тамриэле. Из всего, что мы видели, можно сделать вывод, что Skyrim не такой традиционный как зеленые леса Oblivion, но и далеко не такой странный, как The Elder Scrolls 3: Morrowind.

«Я думаю, что многие, исследуя мир, хотят чтобы их больше удивляли», говорит Тодд, «В Skyrim больше уникальной культурной атмосферы, чем в Oblivion. В Morrowind мы хотели чтобы все было не от мира сего, чтобы игрок был незнакомцем в странном мире. Здесь мы хотим чтобы все чувствовалось знакомым, но с уникальной культурой».

Глотка это одно из мест с собственной культурой, и в какой-то момент игрок заберется вверх по 7000 ступеней до Серобородых, живущих на вершине. Они повелители голоса, и у них вы научитесь Драконьим крикам, драконьей магии, которой владеет только игрок. Хоть сейчас в «Минуту славы».

Пока он забирается все выше на гору, начинается снегопад, и камни начинают динамически белеть. Тодд использует заклинание обнаружения жизни, чтобы обнаружить двух стражей наверху, кастует на одного из них заклинание ярости, чтобы он убил другого, потом завершает бой стрелой.

На вершине мы обнаруживаем разрушенный храм нордов. Колонны обрушены, уцелело немного арок, а на вершине нечто похожее на огромную статую дракона. Это не статуя, это просто дракон. Он взлетает, дышит огнем, потом с глухим шумом опускается на землю. Позднее, Тодд говорит что «когда драконы дышат огнем, они говорят. Драка для драконов это спор». Дракон поджигает его. Тодд уступает аргументам и забегает внутрь. 

Повсюду на полу храма трупы, а в углу пара неудачников. Один из их сообщников, Арвел, убегает с Золотым Когтем. Прячась в темноте, Тодд стреляет вору в голову, прерывая его светскую беседу. Сообщница вора вынимает меч. «Я точно что-то слышала!». Бонус атаки крадучись x2. Она бежит к теням и получает подарок в виде своей собственной стрелы в лоб. 

В подземелье впереди много знакомых каменных туннелей, но во многих больших комнатах есть красивые детали, например подземные водопады и потрясающее освещение. 130 подземелий игры снова построенные из LEGO-подобных деталей, но теперь девять дизайнеров работают над тем, чтобы они были разными.

Подземелье уходит глубже в гору, пока нам наконец не встречаются враждебные скелеты. Это Драугры, падшие солдаты-норды, бывшие нежитью веками, и теперь злые на вас за то, что вы находитесь в их храме. Против групп по два, три и четыре Тодд впервые использует боевую магию.

В Oblivion атакующие заклинания всегда ощущались обременительными и слабыми, даже когда таковыми не были. Заклинания Skyrim ощущаются немедленными и мощными, что только подкрепляется возможностью носить по два из них в любой возможной комбинации. Что может быть лучше заклинания молнии? По заклинанию молнии в каждой руке!

Есть и где разгуляться. Против четырех скелетов Тодд использует Круг Защиты в левой руке, из-за чего скелеты разбегаются куда глазницы глядят, подгоняемые огненными шарами с его правой конечности. В другой комнате он кастует на землю Руну мороза, чтобы замедлить их атаки и отрезает лампы с потолка чтобы распространить огонь.

Пещеры впереди покрыты паутиной. «Это неплохая визуальная деталь», думаю я, и оказываюсь по-идиотски удивлен, когда нападает Гигантский морозный паук. Тодд убивает его и находит Арвела Быстрого, связанного паутиной. Он не может отдать вам Коготь, пока вы не срежете паутину, говорит он, и Тодд срезает. Арвел Гадский тут же пускается наутек. С помощью перка на приближение при стрельбе из лука Тодд пускает ему стрелу в спину, обыскивает труп, находит Коготь и двигается дальше.

В конце подземелья дверь, в центре которой замок с серией крутящихся колец, на каждом из которых изображены животные. Дверь откроет только правильная комбинация.

Тодд заходит в инвентарь. Инвентарь Oblivion был явно разработан под телевизоры с низким разрешением, со здоровенным текстом и только парой предметов на экране. Интерфейс Skyrim красивее и предметы можно приближать и вращать. Сделав так с Когтем мы узнали правильный порядок зверей на замке: сова, сокол, медведь. Или что-то типа того.

Дверь открывается и Тодд идет дальше в пещеру. Когда он доходит до дальней стены, в музыке слышится пение. Это же пение из трейлера. Довакиин!

Это Стена мира, и слова на ней — Слова силы. Одно из них светится желтым, и прочтение его открывает новый Драконий крик, замедляющий время. Называется он «Замедление времени».

Тодд включает его и все в пещере становится ярко-белым, а вокруг видны отдельные частицы пыли. Когда время возвращается в норму, появляется разъяренный летающий Жрец драконов, вызывает Ледяного атронаха, создание похожее на прямоходящего лобстера с загнутой головой и электрически-белым панцирем. Тодд крушит их огнем и мечом, пока они оба не умирают.

Драконьи крики это просто редкое и мощное заклинание — и у каждого из них по три уровня. Тодд демонстрирует «Безжалостную силу», которая на первом уровне сотрясает людей, а на последнем посылает их в незабываемый полет. В зависимости от уровня, у крика соответственно большой период «остывания».

«Что хорошо в драконах, так это то что их можно передвигать», говорит Тодд, «так что можно следовать главному сюжету вне зависимости от того где вы. И обучение крикам и тому подобное реально связано с главным квестом. В Oblivion и Fallout 3 нет геймплейной причины выполнять главный квест, но с этими криками вы подумаете ‘О, это было весело. Я стану куда круче. Я выполню этот основной квест’».

Как и во всех хороших подземельях, в этом есть короткий путь наружу и не придется идти назад к входу. Так что Тодд вернулся к поверхности горы. Дракон все еще там и земля содрогается когда он пролетает прямо над головой. Тодд посылает ему вдогонку несколько огненных шаров и промахивается, а дракон приземляется прямо перед ним и начинает дышать на него огнем. Тодд замедляет время и стучит дракону по кумполу своей булавой. 

В этот раз, дракон проигрывает в споре. Секундой позже он падает, сгорает и Тодд поглощает его душу.

В последовавших расспросах Тодд подтвердил дюжину интересных вещей о Skyrim: инструменты для создания модов будут с самого выхода, есть подземелья внутри ледников, навыков Акробатики и Атлетики больше нет, так что больше не придется прыгать как болвану чтобы их прокачать, в игре есть дети, но убивать их нельзя, лошади есть, но их включение в игру не окончательно («Если не будет лошадей, броню на что мы будем продавать?» спрашивает вице-президент Bethesda Пит Хайнс), левитации в игре не будет («Мы обнаружили что любая клевая идея для дизайна уровня рушится простым „Угу, а я умею летать“»). И то, что мы видели это ничтожно малая часть игры, одно подземелье из более чем сотни и одна деревня в мире больших поселений и, как минимум, пяти крупных городов.

Все, что было сказано, подтверждает одно: дождаться не могу, чтобы пожить в Скайриме.