История о том, как Терри Пратчетт работал над модом для Oblivion

Представляем вашему вниманию перевод статьи сайта Eurogamer, повествующей о том, как знаменитый писатель Терри Пратчетт работал над модификацией для своей любимой видеоигры. Перевод подготовлен при поддержке вкладчиков с Patreon. Напомним, что именно они определяют, какие статьи мы переводим.

«Воображение, а не интеллект, делает нас людьми»

Большинство людей знает Пратчетта как создателя Плоского Мира, знаменитой серии юмористического фэнтези, повествующей о плоской планете, что балансирует на спинах четырёх слонов. Чего многие не знают, так этого того, что обладатель титула рыцаря также был огромным фанатом видеоигр — настолько, что он даже поработал над модификацией для Oblivion, ведущим автором которой была известная по модам для Morrowind девушка Эмма.

После перехода от Morrowind к Oblivion Эмма захотела сделать себе компаньона. Это вылилось в появление Вильи, алхимика нордского происхождения, созданной для того, чтобы составить Эмме компанию в путешествиях. Эмма создала Вилью самостоятельно и даже сама её озвучила, а затем состоялся публичный релиз, с чем ей помог моддер Чарльз «CD» Кули. Вилья получила много внимания со стороны заядлых игроков, но самым интригующим оказалось электронное письмо, озаглавленное как «Хвала Вилье» и пришедшее спустя пару месяцев после запуска версии 1.0.

«Первое письмо от Терри пришло в марте 2010 года, спустя всего три месяца после релиза», — рассказывает Эмма. В этом сообщении Пратчетт рассказывал, что был очарован Вильей, особенно тем, как она реагирует, принимая небольшие подарки вроде клубники, — «Он также восхвалял сообщество создателей модификаций в целом, отмечая, как был впечатлён прикладываемыми авторами усилиями и какое удовольствие он получал, используя эти моды».

Эмма не знала, настоящий ли Терри Пратчетт ей написал, но она всё равно ответила, с чего и началась их регулярная переписка. Постепенно Пратчетт начал предлагать всякие мелочи, основываясь на собственном опыте знакомства с Вильей.

«Он описывал историю, в которой исследовал пещеру гоблинов вместе с Вильей и очень хотел, чтобы можно было изучить гоблинов, не убивая их. На следующий день я создала для него „гоблинский амулет мира“, который делал гоблинов неагрессивными и позволял ему изучать их подземелья без необходимости кого-либо убивать».

Как оказалось, причина заинтересованности Пратчетта гоблинами крылась в его исследованиях для книги «Дело табак», что вышла в 2011 году.

Длительная переписка вдохновила Эмму на работу над большим количеством модов, связанных с Вильей. После того как Пратчетт рассказал о желании подарить Вилье цветок в благодарность за спасение его жизни, Эмма начала работу над функцией «Вручить подарок».

«Терри придумал названия большей части особых предметов, которые можно было подарить. Он даже смог вставить туда парочку пасхалок на книгу „Дело табак“».

Vilja — это шведское слово, означающее «воля», или, как говорит сама Эмма, «силу воли, мужество и решительность». Этого у Вильи не отнять!
В конечном счёте Пратчетт даже начал писать диалоги для Вильи, основываясь на его исследовании подземелий с гоблинами в Oblivion. Это привело к тому, что почти все диалоги Вильи, связанные с Гильдией Воров, принадлежали его перу.

«Терри всегда был очень скромен и тактичен, предлагая разные идеи для Вильи. Я всегда чувствовала себя главной и никогда не ощущала, что он довлеет надо мной. Меня вдохновляли его идеи и я обожала воплощать их в жизнь».

Вместе с Чарльзом эта троица создала мод Packdonkeys, позволявший приобрести до четырёх ослов в Королевских Конюшнях. Пратчетт был в восторге от того, что его ослик, Чико, постоянно воровал морковку и впутывал их с Вильей в неприятности с имперской стражей. Чем вовлечённее он становился, тем больше времени уделял [модификации]. Вилья более не была простым модом, добавляющим компаньона — она стала личностью, что развивалась по мере того, как он, Эмма и Чарльз работали над ней.

Вилья — молодая девушка-норд, рождённая в Солстхейме и живущая в Сиродиле.
Одной из наиболее важных вещей, что были добавлены Вилье, стала функция «Показывай путь», которую Пратчетт особенно просил добавить ввиду его проблем из-за болезни Альцгеймера.

«К тому моменту у Терри уже были серьёзные проблемы с памятью», — вспоминает Чарльз. — «Краткосрочная память, требующаяся для навигации по игровому миру, стала для него особой проблемой».

Чарльз и Эмма особенно усердно работали над внедрением этой функции, она позволяла Вилье вывести игрока из подземелья, в котором он находится. Как выяснилось, это была непростая задачка.

«Поскольку я знал, что существует реальная необходимость в такой функции, я не переставал размышлять об этом», — говорит Чарльз, — «В конце концов, я понял, что другой особенностью Вильи является создание особого маркера, который отслеживает изменение её положения. Едва я это понял, объединение двух особенностей оказалось очень простым на техническом уровне».

Когда функция начала работать, Пратчетт получил возможность просто обратиться к Вилье и выбрать опцию «Я заблудился!», если он застрял в подземелье, что позволит ей вывести его наружу.

«Позднее мы расширили эту функцию, так что игрок, устав принимать решения, мог просто попросить Вилью взять на себя руководство и самостоятельно решать, куда пойти далее, и она выбирала случайным образом», — говорит Эмма, — «Функция „Показывай путь“ стала очень популярной среди игроков. Наконец-то у них был спутник, с которым они могли путешествовать бок о бок и который точно знал, куда идёт… ну, типа того».

Вилья вышла за рамки обычного компаньона и стала тем, кто даже замечал, что ты не играл в игру несколько дней — благодаря другому моду — и тем, кто мог взять на себя контроль в сложной ситуации, сопроводив тебя в безопасное место. От проведения алхимических тестов в домике, что Эмма создала для них в Эльсвелле, до погони за осликом Чико через весь Сиродил, Пратчетт и Вилья разделили множество приключений, что повлияли на их жизнь, как творческую, так и домашнюю.

Пратчетт пригласил Эмму на вечеринку в честь старта продаж книги «Дело табак» в октябре 2011. Она проводилась на теплоходе, плывшем по Темзе. Как упоминалось ранее, «Дело табак» — это роман из вселенной Плоского Мира, который частично основан на приключениях Пратчетта в пещерах гоблинов в Oblivion. Он пригласил Эмму, поскольку благодаря тому самому «гоблинскому амулету мира» она сыграла важнейшую роль в написании книги. Именно здесь Эмма осознала, какое на самом деле огромное влияние их с Чарльзом моды оказали на Пратчетта.

«Думаю, Oblivion и Вилья занимали мысли Терри долгое время. Возможно, [мне так кажется] из-за гоблинов в „Дело табак“, но также и из-за того, что, как оказалось, почти все его друзья многое знают и о самой игре, и о Вилье».

Чарльз и Эмма с любовью вспоминают опыт работы с всемирно известным автором.

«Для меня интересной частью этого было не то, что мы работали со знаменитым писателем», — говорит Чарльз, — «А то, что мы работали с кем-то, кто по-настоящему ценил виртуальную личность, которую мы создавали, и тот факт, что наша работа делала чью-то жизнь немного лучше».

Они помогали Терри не из-за его статуса. На самом деле, Эмма вообще не была уверена, кто он, когда получила то первое сообщение. Они помогали ему, потому что он был так увлечён чем-то, над чем они усердно трудились, и потому что он хотел помочь им сделать это лучше.

«Честно говоря, пусть я и знала о болезни Терри, я никогда не видела в нём больного человека», — говорит Эмма — «Все те вещи, что я добавила Вилье, были изначально созданы лично для него, но мне было приятно [над этим работать] и они казались такими естественными. Было бы совершенно несправедливо говорить, что я ему помогала — это он помогал мне и вдохновлял меня всё это время, и мне кажется, что мы оба получали удовольствие, придумывая, что бы ещё могла говорить и делать Вилья».

Благодаря усилиям Эммы и Чарльза Пратчетт мог наслаждаться временем, проведённым с Вильей в Oblivion, даже после того как его память начала угасать. И всё это время он вносил свой вклад. Эти трое были счастливы помогать друг другу, работая над ростом Вильи, и она продолжала расцветать по мере того, как становилась всё меньше спутником и всё больше личностью. Как было сказано в начале статьи, Пратчетт однажды написал, что «воображение, а не интеллект, делает нас людьми». Воображение сделало Вилью для Пратчетта чем-то большим, нежели просто мод, и красоту этого попросту нельзя переоценить.