Рассказ о вселенной The Outer Worlds

The Outer Worlds

Разработчики ролевой игры The Outer Worlds из студии Obsidian Entertainment рассказали журналистам Game Informer о вселенной грядущей RPG. Представляем вашему вниманию перевод этого материала.

Одним из наиболее интригующих аспектов The Outer Worlds является возможность посмотреть на то, как эксперты по ролевым играм из Obsidian пробуют себя в совершенно новом сеттинге. Игровой процесс нового франчайза навевает воспоминания о других RPG от первого лица, однако её вселенная — абсолютно новая. Действие The Outer Worlds разворачивается в удалённом уголке галактики, а сама игры представляет собой изумительный микс из научно-фантастического бульварного чтива и демонстрации корпоративной культуры и капитализма. Персонаж, которым вы играете, по большому счёту является чужаком в этом мире, равно как и сам игрок — едва размороженный колонист сразу же сталкивается со странной местной культурой и инопланетной солнечной системой — и это грозит нам массой запоминающихся моментов.

Всё было не так, как вы помните

«Это альтернативная история», — говорит со-руководитель проекта Леонард Боярский. — «На временной шкале была точка, момент, в который пошло расхождение [с тем, как развивалась наша история]. Примерно во времена Эйнштейна. Была Первая Мировая Война, но велась она по иной причине. И, возможно, Второй Мировой вообще не было».

Одними из определяющих идей, отличающих эту версию Земли от нашей, являются природа компаний, классовая сегрегация и тот факт, что самым важным в этом мире является зарабатывание денег. Представьте себе и без того абсурдно могущественные современные корпорации, банки и миллиардеров из реального мира, а теперь увеличьте градус всего этого ещё на несколько пунктов.

«В начале двадцатого века существовали разбойничьи бароны. Что если спустя сотни лет эта культура сохранилась?»

С этим историческим твистом Земля стала доменом для колоссальных и могущественных компаний, а человечество начало расселятся по соседним звёздным системам. Вместо бесстрашных исследователей, дипломатов и других привычных для научной фантастики личностей в бездну космоса устремляется загребущая рука капитализма, а обитаемые планеты раздираются на клочки, как когда-то было с землями американского Дикого Запада. Первая часть The Outer Worlds фокусируется на одной конкретной солнечной система, которая носит название Альцион (официальная российская локализация — прим. пер.), и десятке компаний, которые сговорились, чтобы прибрать её к рукам.

«Корпорации заграбастали себе практически всё. Но теперь они хотят отобрать последнее, сделав это сообщество идеальным для корпораций. Когда Земля колонизировала удалённые уголки галактики, они купили одну из самых дальних колоний и создали там то, что должно было стать корпоративной утопией, где они смогут контролировать каждый аспект жизни людей».

Во время разговора с разработчиками из Obsidian нас особенно взбудоражило то, как обширна эта вселенная на самом деле. Альцион получит основное внимание и раскроется сильнее всего, но команда не стесняется отмечать, что эта солнечная система является лишь частью целой сети поселений людей по всей галактике.

«У нас есть целый список других колоний», — говорит со-руководитель проекта Тим Кейн — «У них есть названия, перечень ключевых продуктов, которые там производятся. Есть компании и правительства, которые настолько велики, что просто купили себе собственные колонии. Наша же необычна тем, что её вскладчину купило целых десять компаний. Так произошло потому, что она стоила слишком дорого и находилась очень далеко. У нас также есть один парень, он кто-то вроде Билла Гейтса нашей вселенной. Он настолько богат, что купил себе личную колонию. И первым делом закрыл её для посещения. Никто не был там столетиями».

И речь не только о корпоративной жадности, которая показана в The Outer Worlds множеством способов. Obsidian также потратила много времени на то, чтобы установить различные правила относительно физических законов и законов природы. Основой для этого послужила мантра: веселье превыше реализма.

Альтернативная природа науки, пожалуй, лучше всего продемонстрирована через суть путешествий по космосу, а также через то, как это вплетено в основную сюжетную линию игры.

«В этой вселенной [учёные] находят способ бесконечного увеличения скорости, что привело к возможности приблизиться к скорости света, а затем и преодолеть этот барьер. Они обнаружили способ сделать это. Что странно, так это то, что после преодоления скорости света ты оказываешься в неком „ином космосе“, всё вокруг серое, ты почти не можешь ничего видеть и не способен пошевелиться».

В результате велик шанс ошибки, и это именно то, что произошло с кораблём «Надежда», на борту которого летел протагонист и тысячи других колонистов. Это был второй корабль, летевший к Альциону. После слишком раннего выхода из серого космоса «Надежде» пришлось много лет добираться до пункта назначения. К тому моменту колония уже давно сформировалась, а новое правительство не знало, что делать с новоприбывшим судном людей.

Дом вдали от дома

Система Альцион оказалась совсем не такой, какой её хотело видеть корпоративное правление. В самом начале всё выглядело многообещающе, учитывая наличие двух планет, на которых возможна жизнь. Но проблемы начались ещё до известия о том, что «Надежда» пропала без вести.

Один из обитаемых миров, Терра 1, был луной, которая вращалась вокруг массивного газового гиганта под названием Олимп. Человеческое терраформирование не очень хорошо сработало, что добавило к числу проблем радикальную мутацию местной фауны, что выросла в размерах и стала серьёзной угрозой для людей. В игре Терра 1 получила название Монарх, и это по-настоящему опасное место для жизни. Это также место, где чрезмерно раздувшееся влияние правления стало ослабевать, а множество различных группировок восстало против корпораций.

Для игроков Монарх будет своеобразной заменой открытому миру, но в меньшем масштабе.

«Монарх — это огромная открытая локация», — говорит Боярский. - «Здесь три или четыре небольших города. Поскольку пространство полностью открыто, вы сможете ходить между поселениями пешком, или же летать между ними на своём корабле, когда обнаружите посадочные площадки».

Другой комфортной обитаемой планетой, вращающейся вокруг звезды Альцион, является Терра 2, и она по большому счёту осталась под пятой правления корпораций. Здесь колонисты приняли свои роли и смирились с тем, что являются корпоративными тружениками, однако этот фасад медленно рушится, погружая города в смуту. Мародёры бродят за стенами поселений. И даже внутри городов домашний уют постепенно утрачивает свой лоск — оборудование по производству новых вещей постепенно изнашивается, а рабочие места некому занимать, хотя компании и пытаются сохранить хороший облик помещений.

Здесь игрок посетит несколько различных локаций, включая небольшое поселение под названием Эджуотер (оно находится в Изумрудной Долине) и Роузвэй — это тот самый город, что демонстрировался в первых видео The Outer Worlds. Терра 2 также является домом для Византии, своеобразного золотого города, где мечтают жить все колонисты Альциона. Византия закрыта для тех, у кого нет средств на то, чтобы стать его жителями; это буквально закрытое сообщество с секретами, которые никогда не будут раскрыты сотрудникам низшего звена.

Терра 2 и Монарх — две крупнейшие и основные локации, которые посетит игрок, однако не только здесь ему предстоит побывать. Другие места также играют важные роли в раскрытии игры, особенно корабль, что привёз с собой самую первую группу колонистов.

«Граундбрейкер — первое колониальное судно, припаркованное в точке Лагранжа планеты Терра 2», — объясняет Кейн. - «Эта станция служит главным портом системы, куда и откуда прибывают и отбывают корабли».

«Фрахтовики, что прилетают сюда, разгружают свои грузы, которые затем доставляются на саму колонию», — говорит Боярский. - «Здесь вы также встретите некоторых людей, которые живут немножко за гранью закона».

Помимо станции игроки смогут отправиться и в другие, менее дружелюбные места в солнечной системе. Есть здесь астероид под названием Сцилла, на котором размещены лаборатории и станции связи.

«Здесь множество заброшенных мест; городов на Сцилле нет» — отмечает Боярский.

«Также у нас есть Тартар, он похож на Венеру, но на самом деле ещё хуже», — говорит Кейн. - «Это просто ужасная планета. Именно здесь располагаются тюрьмы строгого режима, управляемые Объединённой Оборонной Логистикой; они являются дочерней компанией корпорации Spacer’s Choice».

Нам не многое известно о Тартаре или о том, что за дело приведёт игрока в местную тюрьму, зато мы знаем о природе одного из основных экспортных товаров.

«Есть в игре продукт, который называется „Соус Тартар“, он создаётся для того, чтобы в нём обмакивали рыбные палочки из Лосонца. Его производят следующим образом: берут майонез, выставляют на несколько секунд наружу, в ядовитую среду Тартара, затем запечатывают и продают. Этот процесс делает майонез очень острым, поскольку вводит в него множество различных низкоуровневых токсинов. У корпораций не то чтобы очень много ограничений в плане производства продуктов питания».

Некоторые другие «внешние миры» Альциона вряд ли подойдут для пеших прогулок, но могут сыграть роль в понимании всей картины сеттинга. Есть здесь ледяная планета Тифон, вокруг которой «Надежда» вращается многие годы, будучи припаркованной правлением до тех пор, пока шишки из корпораций не решат, что с кораблём делать дальше. Obsidian также рассказали об Эридане, газовом гиганте, на котором в настоящий момент добывают ресурсы, а также другом небесном теле, Гефесте, небольшой минеральной планете, расположенной ближе всех к солнцу.

Идея состояла в том, чтобы создать правдоподобный космос, который игрок сможет исследовать, а это значит, что посетить можно далеко не каждое место. Но даже те локации, что вы посетите, вряд ли предложат вам что-нибудь в стиле набившей оскомину космической оперы, о которой вы могли бы подумать, взглянув на космические корабли и плазменные ружья.

Обманывая ожидания

The Outer Worlds — это в первую очередь шокирующее космическое приключение, но, равно как и в оригинальной Fallout, которую Кейн и Боярский помогали создавать, одним из волшебных ингредиентов является здоровая доза социальных комментариев, зачастую обёрнутых в абсурдистский юмор. Любая попытка понять сеттинг этой игры неполна без принятия путей, которыми эта альтернативная история пытается донести некоторые неудобные истины о капитализме, бюрократии и людях, которые блаженно следуют линии компаний, не задавая вопросов.

«В сочетании с космическим приключением это добавляет дополнительный интерес, даже когда мы просто переходим из одного корпоративного города в другой», — говорит Боярский. - «Надеюсь, здесь достаточно космических приключений и героизма, чтобы удовлетворить людей, но мы также не хотели бы, чтобы они считали игру неким путешествием в мир бюрократии, это лишь один из её элементов».

Всюду, где окажется игрок, он будет видеть не только корпоративную культуру, которая стала основой управления сообществом, но и людей, которые принимают такую систему. Колонисты в ужасе от безработных людей так же, как ужасаются при виде монстров — что может быть хуже, чем не иметь никакой работы в компании? Они слепо повторяют слоганы своих корпораций. Даже религия (Орден Научного Дознания) прививает идею, согласно которой все находятся на своих местах, всё работает как должно, а попытка отклониться от своей специальности или места в сообществе является ересью.

«Что хорошо для корпорации — хорошо для работников, и даже для всего человечества», — говорит Боярский. - «Нет большего блага, чем служба корпорации».

«Если вы зайдёте на кухню в офисе Obsidian, то увидите, что у нас там висит список прав работника», — отмечает Кейн. - «А в нашем вымышленном мире вы заходите на кухню и видите там висящий список прав работодателя».

Люди здесь с самого детства обучаются тому, что интересы компании превыше всего. Их также убеждают, что они заменимы, в отличие от машин, с которыми взаимодействуют на работе. Люди любят свои компании, словно это местные спортивные команды. Игрок вынужден бороться с этим мышлением и его кажущимся безумием, сталкиваясь с тем, как племенной строй и корпоративная лояльность этого общества эхом откликается в нашем мире.

Результатом всего этого является сеттинг, который выбивает нас из зоны комфорта, даже несмотря на то, что позволяет сбежать в мир лучевых ружей и звездолётов. За всеми этими приключениями в The Outer Worlds стоит насмешка над абсурдностью сообщества, достаточная правдоподобность которого заставляет вас задуматься.

«Мы любим обманывать ожидания людей», — заявляет Боярский. — «Мы пытаемся сделать глубокий социальный комментарий, хотя и не притворяемся, что мы такие продвинутые или что-то в этом роде. Нам просто нравится играть в этой песочнице».

«Мы не делаем симулятор колонии», — добавляет Кейн. - «Мы просто пытаемся сделать действительно интересное окружение. А если у нас получается сделать некий социальный комментарий по пути, то пусть будет».